Николай Туз: «Я мечтал о железной дороге!»


— Уважаемый Николай Макси­мович, расскажите, пожалуйста, о себе. Где родились, где учились, когда пришли работать на желез­ную дорогу?

— Родился я в 1951 году в городе Ромны Сумской области. Мой отец (1908 года рождения) был железно­дорожником, работал составителем поездов на станции Ромны, потом получил травму и работал в цехе «Стройдеталь», прожил он 84 года. В нашей семье было 4 сына, я и мои 2 старших брата пошли по стопам отца — стали железнодорожниками, они работали в г. Ромны в локомотив­ном депо машинистами тепловоза, сейчас оба на пенсии.

Я самый младший в семье, учил­ся в школе № 11 г. Ромны. В то вре­мя автобусы в городе не ходили, и я добирался в школу 5 км пеш­ком. Зимой, помню, дорогу занесет снегом, иду в валенках, меня за сугробами и не видно… Школа на­ходилась недалеко от железнодо­рожной станции и считалась желез­нодорожной.

В г. Ромны тогда был большой железнодорожный узел, в состав которого входило и локомотивное депо, и дистанция пути, другие же­лезнодорожные предприятия. Тогда еще эксплуатировались паровозы, и к нам в школу из депо приходил машинист-инструктор, рассказывал о железной дороге, водил нас на экс­курсию в депо. Я мечтал о железной дороге! И было большим счастьем залезть на зеленый паровоз (черные паровозы — были грузовые, а зеле­ный — пассажирский). За счастье было хотя бы немного проехать на паровозе.

Когда закончил 8 классов, хотел быть машинистом паровоза, но так сложилось, что поехал поступать в Харьковский железнодорожный техникум. В техникуме не было этой специальности, и я выбрал «Электро­снабжение железных дорог».

В 1966 году поступил на 1 курс же­лезнодорожного техникума, а после 3 курса у нас была 7-месячная про­изводственная практика в ЭЧ-2 (Харьковская дистанция электро­снабжения) на Южной железной до­роге. На время практики нас оформ­ляли на работу, учили. Когда молодой человек, студент, учится, да еще сво­ими руками на практике «попробует работу», тогда и знания закрепля­ются твердо. После прохождения практики у меня был уже 4 разряд и 4 группа по электробезопасности (самая высокая — 5).

Сейчас все не так. Молодые люди приходят на практику, но без предо­ставления рабочего места, и мы не имеем права включить их в состав бригады, чтобы они могли «прочув­ствовать» работу.

В состав ЭЧ-2 Харьков входят 10 тяговых подстанций, 7 районов кон­тактной сети и другие подразделе­ния, всего 21 линейный цех. ЭЧЭ-1 Новоселовка — первая тяговая под­станция на Южной дороге. Именно с этой тяговой подстанции в июле 1957 года подавали напряжение в контактную сеть, когда самая первая электричка на Южной проследова­ла из Харькова на Мерефу. С годами электрификация развивалась, элек­тропоезда начали ходить от Мерефы на Лозовую и дальше на юг, затем были электрифицированы другие направления — на Казачью Лопань в сторону Белгорода, затем — от Ба­варии на Люботин.

В 1970 году после окончания уче­бы в техникуме я получил специаль­ность «техник-энергетик» и был на­правлен на работу в ЭЧ-2 на Южную дорогу. После окончания техникума я начал работать на ЭЧК-1 (Харьков­ский район контактной сети) элек­тромонтером по 4 разряду, но через 3-4 месяца меня призвали в армию. Служил я в Польше с 1970 по 1972 год в батальоне охраны, сопровождал воинские грузы по железной доро­ге. Во время службы в армии я был прикомандирован в типографию во­инской газеты, где был печатником, стереотипером и даже внештатным военным корреспондентом.

В ноябре 1972 года после служ­бы в армии вернулся в Харьков и снова пришел на ЭЧК-1, потому что мне была интересна эта работа. В то время на ЭЧК-1 работало около 40 человек. Обязанности работников ЭЧК — это обслуживание контактной сети станций Харьков-Пассажир­ский, Харьков-Сортировочный, Но­воселовка.

Работа ЭЧК, как и всей службы электроснабжения, связана с повы­шенной опасностью:

— мы связаны с движением поездов;

— работа на высоте;

— работа связана с высоким и низ­ким напряжением.

Когда я пришел на ЭЧК-1, работали в основном с лейтера (изолирующая съемная вышка), на котором мог­ли работать не более двух человек. Работать на высоте было престижно, все стремились наверх, сигналиста­ми шли с неохотой. Я тоже больше на высоте любил работать, хотелось проявить себя.

— Как Вас встретили в коллекти­ве, кто был Вашим первым настав­ником?

— Коллектив был очень хороший, работали корифеи и ассы, те люди, которые еще в 1957 году начинали электрификацию Южной дороги, — первый выпуск Люботинского учили­ща по специальности МКС (электро­монтер контактной сети). Карбовский Адольф Григорьевич, Прохненко Александр Степанович — это были сильнейшие профессионалы, нам было у кого учиться. Начальником ЭЧ-2 был тогда Шевцов Василий Ива­нович — очень сильный специалист, человек принципиальный, требо­вательный и добрый, очень хорошо разбирался в людях.

Встретили меня очень хорошо, эта работа мне нравилась, у меня была 4 квалификационная группа, со вре­менем я получил 5 квалификацион­ную группу по электробезопасности и 5 разряд, потом и 6 разряд (самый высокий).

Когда я пришел в линейный цех ЭЧК-1, моими наставниками были Прохненко Александр Степанович, очень грамотный специалист, доб- рейшей души человек, и Карбов- ский Адольф Григорьевич. Часто вспоминаю А. С. Прохненко, он мог и отругать хорошенько и накричать, и боялись мы его, но он всегда входил в положение, помогал в любых воп- росах: и по работе, и в домашних де­лах. Александр Степанович научил меня и работать, и в жизни разби­раться, и людей понимать.

Электромонтером я работал 8 лет, до 1977 года, достиг совершенства в своей профессии. В апреле 1977 года вызвал меня В. И. Шевцов и предложил перейти работать инженером по охране труда ЭЧ-2. Я засомневался — не потяну. Васи­лий Иванович говорит: «Научим». Сначала я был электромехаником по технике безопасности, потом инженером, старшим инженером. В 2017 году 1 апреля будет 40 лет, как я работаю в этой должности.

— Ваша трудовая биография связана с ЭЧ-2 Южной дороги. Ни­колай Максимович, скажите, по­жалуйста, как изменилась ЭЧ-2 за время Вашей работы?

— За последние десятилетия вся наша жизнь изменилась, меняется и наше ЭЧ-2. Если сравнивать то вре­мя, когда я начинал работать, и на­стоящее, то сейчас начали получать более совершенное оборудование. Например, новые дрезины АДМ или АГВ работают на дизтопливе, а не на бензине, как старые ДМС, ДМ. Элек­тромонтеры работают, в основном, с дрезин, а раньше — с лейтеров. Для работы на лейтере нужна бригада из 6 человек, чтобы его двигать. Выш­ки ДМ, ДМС тогда разворачивались вручную, сейчас все работает на гид- равлике: кнопку нажимаешь и под­нимаешься в любую точку. Также и на подстанциях оборудование сейчас более современное.

Но функциональные обязанности электромонтеров, электромехани­ков, других работников ЭЧ остают­ся прежними. Это ремонт, наладка, испытания контактной сети, всего электрооборудования, которое на­ходится на обслуживании ЭЧ-2. Все должно всегда быть в рабочем состо­янии, должен выполняться график ППР (планово-предупредительный ремонт), потому что от нашей работы зависит обеспечение электроэнер­гией всех потребителей на железной дороге.

— Николай Максимович, расска­жите, пожалуйста, о Ваших дости­жениях в работе.

— В ЭЧ-2 службы электроснабже­ния Южной железной дороги я рабо­таю с июня 1969 года, 47 лет, из них инженером по охране труда ЭЧ-2 — почти 40 лет.

Считаю, что каждый человек должен получать моральное удов­летворение от своей работы. Моя работа — это больше времени про­водить на линии, на рабочих мес- тах. Главный критерий в моей ра­боте инженера по охране труда — отсутствие травм у работников ЭЧ-2, а это — 21 линейный цех.

До сих пор помню все травмы, которые случились за время моей работы. Так вот, когда травм нет, тог­да и чувствуешь себя хорошо, и на душе радостно, и понимаешь, что работаешь не зря. Не зря проходит учеба по охране труда, выдвигаются высокие требования к работникам, также и контроль дает о себе знать.

Достижением своим считаю обу- чение молодых ребят, которые приходили и приходят на работу в ЭЧ-2. Иногда, могу сказать, я бы­ваю жестким, но многие из тех, кого я учил, работают на дороге и очень мне благодарны, а мне приятно с ними встречаться. Обучая моло­дых людей, говорю убедительно, привожу примеры не по книжке, а из собственного опыта, и когда вижу, что они не просто слушают, а впитывают знания, — мне это очень приятно, я получаю удовлет­ворение от своей работы.

Считаю, что наши работники должны быть примером в соблю­дении правил охраны труда на же­лезной дороге. Беседую с ребятами о том, что нужно бережнее отно- ситься к своей жизни, не ходить по путям в наушниках, не лазить на ва­гоны и под вагонами — именно по этим причинам бывает очень много несчастных случаев на железных до­рогах Украины.

— Что можете сказать о молодых железнодорожниках?

— Знаете, раньше у нас можно было получить квартиру, не было проблем с рабочим общежитием, и когда молодые приходили на работу, они всем этим пользова­лись. Сейчас этого нет. Приходят молодые люди после техникума или института на работу в ЭЧ-2, мы принимаем их по 3 разряду с невы­сокой зарплатой. Молодым людям сложно сейчас, многие приходят, поработают немного и уходят.

Но есть молодые ребята, кото­рым работа нравится, им интерес­но, они остаются, работают. Таких немного, но они составляют костяк коллектива.

Замечу, что Сергей Леонидович Кравчук, начальник службы элек­троснабжения на Южной дороге, в 80-х годах начинал работать у нас, на ЭЧК-1, электромонтером, потом — бригадиром, энергодиспет­чером, старшим энергодиспетче- ром. Это порядочный и знающий че­ловек. Сейчас стал руководителем.

Уверен, что молодые люди, кото­рые любят свою работу, проявляют интерес к новым знаниям и умениям и не боятся трудностей, обязательно добьются в жизни многого.

— Николай Максимович, а в Ва- шей семье есть железнодорож- ники?

— Железная дорога — это «за­разительно». Наверное, ни на одном предприятии в Украине не работает столько династий, как в Укрзализ­ныце. Моя семья — не исключение. Моя дочь Алена, ее муж Сергей — железнодорожники, работают на Южной дороге. Жена не работала на железной дороге, она — инженер- конструктор в ОКБ завода ХЭМЗ. Но в ОКБ были проекты и для железной дороги, так что и здесь прослежива­ется «железнодорожная связь», хотя и несколько условная.

— Традиционный вопрос: Ваши пожелания всем железнодорожни­кам и Укрзализныце.

— Всем железнодорожникам же­лаю работать без травм и аварий — это самое главное. Тогда и дома будет все в порядке, и настроение будет работать с полной отдачей. Это счи­таю самым важным.

«Українська залізниця» №9 (39) 2016